fantasov/xcom

ИКСЪ-КОМЪ

и гностицизмъ

Дмитрий Фантасов

VM

XCOM

и гностицизмъ

Дмитрий Фантасов

Возстаніе противъ современнаго міра.

Первыя подозрѣнія появились у меня уже черезъ десять минутъ игры въ XCOM 2. Впрочѣмъ, сначала нужно разсказать объ этой игрѣ тѣмъ, кто въ нее по какимъ-то обстоятельствамъ никогда не игралъ.

Сюжетъ перваго XCOM довольно простъ: захватывающіе Галактику неутомимые пришельцы обратили свой взоръ на Землю, и ея правительства, объединённыя общею угрозою, создали секретную организацію подъ названіемъ «Иксъ-Комъ» для борьбы съ незваными гостями. Игрокъ проводитъ время въ увлекательныхъ тактическихъ бояхъ, зачищая сбитыя летающія тарелки и блюдца, спасая мирное населеніе отъ ксеномонстровъ, а также развивая базу Иксъ-Комъ и солдатъ, которые постепенно достигаютъ невѣроятныхъ вершинъ въ дѣлѣ борьбы съ нелегальными инопланетными мигрантами — и, въ концѣ концовъ, совершаютъ нападеніе на корабль пришельцевъ. Послѣ успѣшнаго прохожденія финальной миссіи Земля спасена.

Однако во второй части сюжетъ получаетъ неожиданное продолженіе. XCOM 2 начинается съ того, что васъ спасаютъ, съ боемъ пробиваясь къ техносаркофагу съ вашимъ погружённымъ въ искусственный сонъ тѣломъ, а затѣмъ со взрывами и стрѣльбой эвакуируютъ на поспѣшно прибывшемъ вертолетѣ (сцена побѣга сопровождается кинематографическимъ роликомъ, гдѣ вражескіе солдаты посылаютъ вслѣдъ вертолету смертоносные лучи).

Оказавшись на базѣ, вы открываете глаза, и вашъ постарѣвшiй на двадцать лѣтъ соратникъ изъ первой части объясняетъ, что произошло. Оказывается, Земля проиграла войну, и ею правятъ пришельцы. Имъ помогаетъ въ этомъ спецiально созданная организація ADVENT. Земныя правительства пали, l’ordre ancien сокрушёнъ и въ мірѣ установленъ новый порядокъ. Организація Иксъ-Комъ была распущена, но тѣ, кто не смогъ съ этимъ смириться, угнали одинъ изъ кораблей пришельцевъ, переоборудовали его въ летучую базу, и объявили о возрожденіи организаціи. «XCOM lives» — говоритъ намъ хорошо знакомый по первой части чёрный человѣкъ.

Мы начинаемъ нашу партизанскую войну: взрываемъ статуи, грабимъ конвои, защищаемъ лойяльное къ Сопротивленію населеніе, устанавливаемъ контактъ съ другими повстанческими фракціями, выполняемъ секретныя миссіи, но въ процессѣ осуществленія этихъ увлекательныхъ вѣщей трудно отдѣлаться отъ впечатлѣнія, что дивный новый міръ, коiй мы алчемъ разрушить, не такъ плохъ — по крайней мѣрѣ, съ точки зрѣнія современнаго человѣка.

Въ этомъ мірѣ свершилось объединеніе человѣчества, а поскольку нѣтъ государствъ, то нѣтъ и войнъ. Міръ этотъ​ ​не-религіозенъ — мѣсто ирраціональныхъ человѣческихъ боговъ заняли «Старшіе», пришельцы, которыхъ ведутъ вполнѣ раціональные мотивы. Люди живутъ въ основномъ въ ультрасовременныхъ городахъ — остальная часть Земли отдана на откупъ природѣ и упорствующимъ въ заблужденіяхъ стараго міра несознательнымъ элементамъ, съ которыми, впрочѣмъ, ведётся регулярная разъяснительная работа. Тѣ, кто раскаявшись въ слѣдованіи путямъ прошлого, соглашаются присоединиться къ будущему и переселяются въ города подъ управленіемъ ADVENT, получаютъ прощеніе, новую жизнь и исцѣленіе отъ всѣхъ болѣзней (благодаря технологіямъ «Старшихъ»).

Въ этомъ мірѣ нѣтъ ни расизма, ни сексизма — въ глазахъ Старшихъ такія различія не играютъ значенія. Искоренены пороки капитализма, вѣдь основные ресурсы и индустрія находятся въ рукахъ государства. А человѣкъ болѣе не угнетаетъ животныхъ: да, въ принадлежащей ADVENT міровой сѣти закусочныхъ продаются очень вкусные бургеры, но никто не знаетъ, откуда берётся мясо для нихъ. «Когда въ послѣдній разъ», — говоритъ одинъ изъ членовъ экипажа, — «вы видѣли живую корову?»

Міръ, въ которомъ проснулся главный герой игры, — это міръ побѣдившей современной лѣвой мечты, міръ, въ которомъ современность восторжествовала. Въ нёмъ бы себя уютно чувствовалъ и соціалъ-демократъ, и коммунистъ, и зелёный радикалъ.

А кто же тѣ, кто сражается противъ Тысячелѣтняго царства? Кто тѣ, желающіе вострубить въ іерихонскую трубу, чтобы пали стѣны Града небеснаго, построеннаго космическими посланцами?

Будучи подростками они, навѣрное, вмѣсто того, чтобы овладѣвать полезными новому міру навыками, читали запрещённыя​ книги міра стараго, и ядъ реакціи проникъ въ ихъ кровь. Они традиціоналисты и носятъ форму съ флагами ушедшихъ въ небытіе государствъ. Ихъ лозунгъ составленъ на латинскомъ языкѣ и гласитъ, что они насторожѣ и вѣруютъ.

XCOM противъ современнаго міра

Они рѣшили «осѣдлать тигра» и, используя технологіи Старшихъ, отвоевать у нихъ Землю, отвоевать свой старый міръ — міръ, котораго уже давно нѣтъ, да и скажемъ честно — его не было уже тогда, когда первые корабли пришельцевъ опустились на городскія площади. Вѣдь міръ Иксъ-Комъ подобенъ нашему, и пришельцы лишь исполнили мечту, которой охваченъ и нашъ міръ. Мечту о томъ, чтобы изъ далёкихъ предѣловъ пришёлъ Другой — напримѣръ, пришелецъ, или хотя бы мигрантъ — и освободилъ человѣчество отъ оковъ, наложенныхъ патріархатомъ, традиціей, богами, матеріей и иными архонтами. современную мечту, которая очень и очень стара.

Великую гностическую мечту.

Гностики и гнозисъ.

Ситуація въ поздней античности въ нѣкоторыхъ аспектахъ напоминала современную. Традиціонная политеистическая религія Римской имперіи уже давно находилась въ упадкѣ. Её тѣснили какъ раціональныя философскія школы, такія какъ эпикурейство или стоицизмъ, такъ и новыя для греко-римскаго мiра игроки на духовномъ полѣ, чье появленіе было вызвано распространеніемъ эллинистической культуры на Востокъ. То, что въ наше время множество людей въ своёмъ духовномъ поискѣ обращаются къ восточнымъ ученіямъ, вызывая этимъ неудовольствіе какъ представителей «научнаго» лагеря, такъ и христіанскаго, — это повтореніе процесса, имѣвшаго мѣсто двѣ тысячи лѣтъ назадъ: экспансія западной культуры на Востокъ привела къ отвѣтной экспансіи религіозныхъ идей Востока на Западъ.

Среди этихъ новыхъ игроковъ можно выдѣлить трёхъ основныхъ. Во-первыхъ, это неоплатонизмъ, въ рамкахъ котораго происходилъ синтезъ греческой философіи и политеистическаго міровоспріятія съ новыми восточными идеями. Во-вторыхъ, это христіанство. Это сейчасъ оно является традиціонной религіей европейской цивилизаціи — тогда оно только дѣлало первые шаги. И въ-третьихъ, это гностицизмъ, ученіе инопланетянъ, вѣрнѣе, иномірянъ — и сказать такъ совершенно не будетъ преувеличеніемъ.

Между этими тремя теченіями было нѣчто общее: всѣ они пытались отвѣтить на вопросъ, который по какой-то причинѣ овладѣлъ людьми той эпохи: какъ спастись? И не только въ этомъ мірѣ, но и въ другомъ? Этотъ вопросъ по какой-то причинѣ мучилъ не только людей въ Римской имперіи, но и въ другихъ частяхъ извѣстнаго тогда міра, и мистики, и интеллектуалы порождали одно за другимъ ученія, отвѣчавшія на этотъ вопросъ. Гностическій отвѣтъ былъ, пожалуй, самымъ радикальнымъ и самымъ страннымъ.

Однако сначала стоитъ сказать о самомъ понятіи «гностицизмъ». Происходитъ оно отъ греческаго слова «гнозисъ» (γνῶσις) и означаетъ «знаніе». Въ греческой философіи вопросу знанія — что это такое, какъ оно пріобрѣтается, какія его разновидности существуютъ — было удѣлено значительное вниманіе, поэтому если мы используемъ одинъ терминъ, то древніе греки использовали цѣлыхъ три: «докса», «эпистема» и «гнозисъ».

Докса — это низшая степень знанія, которое основано на поверхностномъ мнѣніи. Кто-то когда-то сказалъ вамъ, что Земля круглая — кажется, это былъ учитель въ школѣ. Потомъ вы какъ-то зашли на Википедію — и тамъ было написано то же самое. Опираясь на столь авторитетные источники, вы составили аналогичное мнѣніе: Земля круглая! И теперь, если обстоятельства вдругъ сведутъ васъ въ безпощадныхъ дебатахъ съ адептомъ плоской Земли, и тотъ заявитъ, что вы не знаете, а просто вѣрите, то вы это будете яростно отрицать. «Я не вѣрю! Я знаю!» — скажете вы. Межъ тѣмъ, цѣна такому знанію съ точки зрѣнія грека — одна докса, ноль эпистемъ. «Знаніемъ» это можно назвать весьма условно.

Эпистема уже ближе къ тому, что мы называемъ «знаніемъ». Вы не удовлетворились мнѣніемъ вашего школьнаго учителя, но прочитали о томъ, какіе аргументы приводились въ разное время за и противъ, провели пару опытовъ съ длиной тѣней и пришли къ выводу, что да: Земля должна быть круглой. Такое знаніе уже намного цѣннѣе, чѣмъ докса.

Гнозисъ — это самая высокая ступень знанія. Прямого эквивалента въ русскомъ языкѣ нѣтъ, и самое близкое къ этому — это знаніе, которое было не только подтверждено размышленіемъ и логическими выводами, но и обоснованное непосредственнымъ опытомъ. Напримѣръ, вы вышли изъ дома и отправились въ кругосвѣтное путешествіе на востокъ, предварительно, конечно, заведя видео-блогъ. Спустя много лѣтъ, претерпѣвъ множество приключеній, вы увидѣли впереди знакомый дворъ, и спустя недолгое время снова оказались въ своей квартирѣ. И вы не только стали извѣстнымъ видео-блогеромъ, но и ваше знаніе о томъ, что Земля круглая, стало частью вашего персональнаго, непосредственнаго опыта. Оно стало гнозисомъ — высшей ступенью знанія.

Но, всё-таки, что такое «высшая ступень знанія», понималось по-разному. Въ мистеріальныхъ ученіяхъ, получившихъ большое распространеніе въ началѣ перваго тысячелѣтія нашей эры, подъ этимъ подразумѣвалось «прямое знаніе», получаемое въ обходъ обычнаго познанія съ помощью разума и пяти видовъ чувствъ, используя особыя техники. Въ книгахъ Карлоса Кастанеды, а также другихъ современныхъ изслѣдователей измѣнённыхъ состояній сознанія можно найти описанія опытовъ, когда практикъ получаетъ всеобъемлющее, но трудновыразимое словами знаніе относительно какого-либо предмета. Это можетъ быть Богъ или Вселенная, но можетъ быть и что-то намного менѣе значительное, какъ, напримѣръ, пепельница — подобное описываетъ Пётръ Успенскій, ученикъ Гурджіева.

По-видимому, гнозисъ подобнаго рода сталъ основаніемъ для первыхъ гностическихъ ученій, однако, по мѣрѣ роста популярности гностическихъ ученій, требованія къ качеству этого гнозиса снижались, пока послѣдній не превратился въ заявку на обладаніе высшимъ знаніемъ, которое по философскимъ мѣркамъ, описаннымъ нами выше, могло быть не болѣе чѣмъ доксой, подкрѣплённой достаточной мѣрой фанатизма — или просто самоувѣренности. Нѣкоторые гностики и вовсе отказывались отъ постулата, что для спасенія нужно «знаніе особаго рода» — напримѣръ, Маркіонъ, который соглашался со своими христіанскими оппонентами въ томъ, что для спасенія нужна вѣра.

Что же тогда объединяетъ ученія, называемыя «гностицизмомъ», если понятіе «гнозиса» хоть и играетъ, какъ правило, важную въ нихъ роль, но не является ни необходимымъ, ни достаточнымъ?

Ихъ объединяетъ особое мiроописаніе, міроощущеніе и мѵѳъ.

Гностическій мѵѳъ.

Въ средневѣковой схоластикѣ есть понятіе эссенціальныхъ и акцидентальныхъ свойствъ предмета. Эссенціальныя — это тѣ, которыя присущи ему по сути и безъ которыхъ онъ станетъ чѣмъ-то другимъ. Акцидентальныя — отъ латинскаго корня «accident-» (случайный) — тѣ, что внутренне ему не присущи, а были пріобрѣтены подъ вліяніемъ внѣшней среды и обстоятельствъ. Напримѣръ, способность дома защищать отъ непогоды — это свойство эссенціальное, а его архитектурный стиль — акцидентальное.

Гностическая космологія чрезвычайно богата разнообразнаго рода варіаціями. Говоря о валентиніанахъ, лишь одномъ изъ гностическихъ теченій, Ириней писалъ: «Каждый день одинъ изъ нихъ выдумываетъ что-то новое, и никто изъ нихъ не считается совершеннымъ, если онъ не плодотворенъ такимъ образомъ». Однако можно выдѣлить ключевое положеніе, на которомъ держится вся конструкція гностическаго міроописанія.

Въ основѣ лежитъ идея, что міръ плохъ и является зломъ. Въ гностическихъ теченіяхъ около-христіанскаго толка, истинный Богъ (отличный отъ Бога іудаизма и христіанства) порождаетъ рядъ эманацій, послѣдняя изъ которыхъ — въ силу ли ошибки или злого умысла — порождаетъ (или сама становится) Деміурга — создателя матеріальнаго міра, который становится воплощеніемъ зла. Въ помощь себѣ Деміургъ создаетъ архонтовъ, которые становятся надзирателями заточенныхъ въ этомъ мірѣ частицъ свѣта и эманацій истиннаго Бога. Создатель же міра объявляется врагомъ, какъ и его помощники-архонты. Послѣдніе зачастую отождествлялись съ семью планетами и двѣнадцатью знаками зодіака, сѵмволизировавшими человѣческую судьбу. Стоическій принципъ «amor fati» — «любовь къ судьбѣ» — у гностиковъ превращался въ «odium fati» — ненависть къ ней. Гностикъ чувствуетъ себя запертымъ въ темницѣ и хочетъ сбѣжать въ «Плерому» или, въ космологіяхъ, адаптированныхъ для послѣдователей попроще, въ Царство Свѣта. Онъ ждетъ освобожденія извнѣ — помощи отъ Иного бога, чуждаго этому міру, чтобы получить истинное знаніе и «пробудиться». Въ промежуткѣ между пробужденіемъ и смертью, которая по замыслу гностика, должна освободить его къ возвращенію въ Плерому, онъ занимается тѣмъ, что саботируетъ работу архонтовъ. Напримѣръ, начинаетъ нести разсказъ о гнозисѣ окружающимъ, надѣясь воспламенить запертыя въ тѣхъ божественныя искры и пробудить ихъ тоже, или, что, возможно, даже предпочтительнѣе, заставить ихъ сновидѣть его, гностика, сны, а не сны архонтовъ. И тогда, пусть даже спящіе, они послужатъ, какъ ему кажется, очень полезному дѣлу — разрушенію міра.

Элдары, или цивилизація гностиковъ.

Въ нашей реальности гностики были сокрушены. Въ Европѣ многочисленныя гностическія секты пытались стать частью укрѣпляющейся христіанской религіи, но послѣ нѣсколько-вѣковой борьбы потерпѣли неудачу. Интересно, что въ отвѣтъ на вторженіе «Иного Бога», и христіане, и язычники организовали подобіе стихійнаго XCOM: гностиковъ критиковали какъ тѣ, такъ и другіе. Окрѣпнувъ, христіане перешли въ рѣшительное наступленіе на базы иномірянъ, впрочѣмъ, не забывая и о другихъ противостоящихъ фракціяхъ. Гностикамъ досталось сильнѣе всѣхъ — если многіе труды другихъ направленій сохранились, а ихъ мысль была въ томъ или иномъ видѣ интегрирована въ христіанскую мысль, то съ гностическими теченіями внутри и снаружи себя Церковь вела безпощадную борьбу. Среди опредѣлённыхъ круговъ принято упрекать христіанъ за это, однако не стоитъ забывать, что гностики, согласно ихъ собственному міровоззрѣнію — это пришельцы изъ иного измѣренія, которые хотятъ этотъ міръ уничтожить. Неудивительно, что представители противоположнаго подхода, желающіе какъ-то наладить бытіе въ этомъ измѣреніи, будутъ крайне негативно оцѣнивать подобныя стремленія.

Но представимъ, что религія гностиковъ одержала побѣду. Въ принципѣ, такое могло случиться. Ошибка христіанскихъ гностиковъ была въ томъ, что они хотѣли встроить свои элитныя группы иномірянъ въ религію, чей фундаментъ — древнеизраильское міровоззрѣніе — принципіально анти-дуалистиченъ и не располагаетъ къ бунту противъ Творца. Вѣроятно, гностики предполагали переродить только формирующееся христіанство въ свою пользу, однако его иммунитетъ оказался достаточно крѣпкимъ.

Пророкъ Мани, создатель манихейской религіи

Иной образъ дѣйствій избралъ пророкъ Мани. Вмѣсто того, чтобы пытаться встроиться въ чужую сѵстему, онъ создалъ свою. Построенное имъ ученіе, какъ и другія гностическія ученія, крайне синкретично, однако намного стройнѣе организовано и не имѣетъ внутри серьезныхъ противорѣчій, въ отличіе отъ гностическихъ проектовъ христіанскаго толка. Христіанскіе гностики опирались на авторитетъ фигуры Христа для продвиженія своихъ идей, а авторитетъ Христа, въ свою очередь обосновывался авторитетомъ пророчествъ, которые были даны черезъ древнеизраильскихъ пророковъ. Послѣдніе же вовсе не были близки гностическимъ воззрѣніямъ — наоборотъ, они служили силѣ, которая, согласно гностикамъ, представляетъ принципъ зла. Это очень слабое мѣсто во всей конструкціи гностическаго христіанства, котораго не было въ космологіи Мани. Возможно, дѣло въ томъ, что Мани былъ настоящимъ пророкомъ — въ томъ смыслѣ, что пережилъ нѣкій реальный мѵстическій опытъ, вокругъ котораго онъ и выстроилъ свою сѵстему, въ то время какъ большая часть христіанскихъ гностиковъ была подобна современнымъ нью-эйджерамъ, въ массѣ своей плохо разбирающимся какъ въ философіи, такъ и въ реальной мѵстической практикѣ, а посему въ своихъ духовныхъ изысканіяхъ опирающимся, въ основномъ, на спонтанный мѵѳотворческій подходъ и бездумное заимствованіе понравившихся элементовъ изъ другихъ религіозныхъ сѵстемъ.

Манихейство, въ отличіе отъ христіанскаго гностицизма, оказалось значительно живучѣе и въ какой-то моментъ, казалось, имѣло шансъ стать міровой религіей. Но въ нашемъ мірѣ — не сложилось.

Зато сложилось въ мірѣ элдаровъ. Пришельцы, вторгнувшіеся на Землю, въ игрѣ XCOM называются по-англійски «Elders», что при желаніи можно перевести какъ «Старшіе» или «Древніе», однако здѣсь мы используемъ болѣе поэтичный терминъ «элдары».

Гностическая религія у нихъ, очевидно, не только побѣдила, но и преодолѣла временной барьеръ, съ которымъ сталкиваются всѣ гностическіе проекты въ силу своей природы. Есть двѣ основныя гностическія стратегіи для взаимодѣйствія съ міромъ.

Первая — это либертинизмъ или попросту разнузданность: погруженіе въ пучину плотскихъ удовольствій и наслажденій, включая тѣ, которыя въ не-гностическихъ ученіяхъ считаются вредными или грѣховными. Причемъ погруженіе это не является просто потаканіемъ своимъ слабостямъ — оно носитъ искупляющій и освобождающій характеръ. Возьмите, къ примѣру, современныхъ американскихъ феминистокъ, которыя не просто говорятъ, что безпорядочныя половыя связи, многочисленные сексуальные партнеры и «одно-ночныя стоянія» (one-night stands) — это хорошо и пріятно для женщины, но въ первую очередь указываютъ на «омогуществляющій» (empowering) аспектъ данной практики. Даже если это непріятно, женщина должна пройти черезъ растянутую на годы экстатическую практику «фаллической карусели» (cock carousel), чтобы, пройдя черезъ десятки и сотни рукъ, аборты и венерическія болѣзни, умалить свою плоть, но освободить отъ оковъ патріархата свой духъ. Эта освободившаяся женщина уже никогда не сможетъ въ брачномъ союзѣ покориться мужчинѣ, какъ, впрочѣмъ, и едва ли уже станетъ желаннымъ для подобнаго покоренія объектомъ.

Либертинизмъ, однако, не является удачнымъ выборомъ для «долгой игры» — на этомъ принципѣ возможно сдѣлать небольшую секту, но не массовую религію, такъ какъ общества, исповѣдующіе разнузданность, довольно быстро погружаются въ хаосъ. И въ гностицизмѣ есть другая, болѣе подходящая альтернатива — аскетизмъ.

Аскетизмъ, какъ и либертинизмъ, для гностика выступаетъ инструментомъ саботажа злого Творенія и средствомъ для того, чтобы максимальнымъ образомъ отъ него отгородиться. Это, въ извѣстной степени, попытка возсоздать въ своей жизни чистоту Иного міра, въ которомъ грязь плоти (гностика) будетъ замѣнена на благоуханіе души (гностика). Это отличаетъ аскетизмъ, практикуемый адептами мѵстическихъ практикъ, используемый для достиженія опредѣленныхъ состояній, и полагаемый образомъ жизни лишь для немногихъ, отъ аскетизма гностическаго, который обозначается какъ норма жизни гностической конгрегаціи, по крайней мѣрѣ для ея рядовыхъ членовъ.

Разсматривая архитектуру построенныхъ элдарами городовъ, ихъ жителей и поведеніе послѣднихъ, можно придти къ выводу, что это общество — крайне аскетическое. Да, дома въ этихъ городахъ ультра-современны, но ихъ архитектурный стиль обнаруживаетъ строгость и аскетичность, лишь немногимъ уступающую брутализму. Одежду жителей также нельзя назвать особенно разнообразной — очевидно, что есть нѣкія ​гласныя​ или не​гласныя​ ограниченія на стиль одежды, какъ и на поведеніе самихъ жителей, которое жестко контролируется — своего рода уставъ или шаріатъ элдаровъ.

Интересно, что общество въ XCOM 2 также построено по трехступенчатому гностическому лекалу: наверху пирамиды находятся «пневматики», то есть обладающіе высшимъ знаніемъ элдары, въ серединѣ — «псѵхики», организація ADVENT, высшимъ знаніемъ не обладающая, но помогающая пневматикамъ, а въ основаніи находится масса «гѵликовъ» — обычныхъ людей.

Однако и аскетизмъ не является достаточнымъ условіемъ для массовой гностической религіи. Это хорошо видно на примѣрѣ гностическихъ проектовъ XX вѣка, такихъ какъ Совѣтскій Союзъ. Главной проблемой становится отсутствіе вѣры основной массы гностиковъ, не обладающихъ гностическимъ знаніемъ. Какъ мы уже говорили ранѣе — гностическія ученія зачастую дѣлаютъ заявку на высшее знаніе, но сталкиваются съ проблемой передачи этого высшаго знанія отъ получившаго ихъ пневматика своимъ послѣдователямъ. Здѣсь возникаетъ парадоксъ — съ одной стороны, пневматикъ утверждаетъ, что онъ не вѣритъ, онъ знаетъ. Съ другой, внятно изложить свое знаніе логичнымъ и стройнымъ образомъ и объяснить, почему именно это знаніе даетъ спасеніе, онъ не можетъ, такъ какъ это либо слабо поддающійся вербализаціи мѵстическій опытъ, либо плохо понятый «Капиталъ» Карла Маркса. Поэтому въ итогѣ представителямъ низшихъ кастъ — особенно гѵликамъ — предлагается просто увѣровать, но дѣлая видъ, что это не вѣра, а знаніе: состояніе, которое достаточно сложно поддерживать, не рискуя въ концѣ концовъ сподвигнуть введенныя въ когнитивный парадоксъ массы къ саботажу. Это отягощается нелюбовью гностиковъ къ философіи, средствами которой можно найти раціональное объясненіе многихъ не-очевидныхъ вещей: напримѣръ, необходимость существованія (въ томъ или иномъ видѣ) Бога обнаружилъ еще Аристотель, опираясь на нѣсколько очевидныхъ (для него) аѯіомъ и цѣпочку логическихъ разсужденій.

Гностическіе мудрецы элдаровъ рѣшили эту проблему, поставивъ передъ своими послѣдователями задачу, которая, съ одной стороны, соотвѣтствовала гностическому духу, а съ другой — давала эмпирическое подтвержденіе тому, что освобожденіе изъ оковъ матеріи пусть и медленно, но неуклонно приближается. Этой задачей стало развитіе псіоническихъ способностей. Вершиной этой многовѣковой работы стало «восхожденіе» — преобразованіе матеріальнаго тѣла элдаровъ въ лишенное недостатковъ матеріи и съ экспоненціально усиленными псіоническими способностями. Собственно, элдары, съ которыми имѣетъ дѣло игрокъ, — это тѣ представители этой расы, которымъ по какой-то причинѣ не удалось «взойти» и которые используютъ человѣчество какъ генетическій матеріалъ для новой попытки.

Гностицизмъ въ наши дни.

Iудаизмъ и христіанство избрали двѣ противоположныя стратегіи противодѣйствія гностицизму. Іудеи возвели вокругъ своего ученія адамантиновую стѣну, кодифицировавъ свое ученіе въ видѣ двухъ гигантскихъ Талмудовъ — вавилонскаго и iерусалимскаго, — и посвятивъ столѣтія выработкѣ законовъ, регулирующихъ всѣ стороны еврейской жизни. Эта стратегія помогла пережить іудеямъ вторженіе гностиковъ и защищала сердцевину еврейской вѣры на протяженіи двухъ тысячелѣтій.

Христіанство избрало другой путь. Будучи молодымъ мессіанскимъ ученіемъ, оно не могло отсидѣться за стѣнами традиціи, которая у него еще не сложилась. Оно должно было вступить въ борьбу со своими противниками или исчезнуть, и на идейномъ полѣ христіанскіе теологи и интеллектуалы проявили замѣтное мастерство. Для того, чтобы побѣдить своихъ соперниковъ, оно сдѣлало то, что дѣлали герои многихъ японскихъ эпосовъ въ жанрѣ «аниме»: оно вобрало въ себя ихъ качества и употребило ихъ для проведенія своей воли. Отъ іудаизма христіанство взяло Танахъ, получившій названіе «Ветхій Завѣтъ», что дало ученію фундаментъ для построенія своей традиціи. Отъ язычества — философію, которая дала инструментъ для этого построенія. И такимъ же образомъ оно интегрировало въ себя нѣкоторые элементы гностицизма. Гностическій дуализмъ былъ принятъ, но въ значительной степени ослабленъ: деміургъ изъ творца міра былъ разжалованъ въ падшіе ангелы, самъ же міръ былъ возстановленъ въ томъ, чтобы быть чудеснымъ твореніемъ Божьимъ. Кромѣ этого, христіанство оказалось проникнуто эсхатологическими мотивами: идеи Второго пришествія и грядущаго Града небеснаго стали ключевыми элементами христіанской культуры. Такъ въ ней оказался штаммъ гностицизма.

Въ упомянутыхъ ранѣе японскихъ эпосахъ герой, овладѣвшій демонической силой для того, чтобы лучше сражаться съ демонами, сталкивается съ ожидаемой проблемой контроля этой силы, которая пытается поработить своего носителя и превратить въ демона его самого. Нѣчто похожее произошло съ христіанствомъ.

Многіе интеллектуалы, анализирующіе развитіе лѣваго вѣроученія приходятъ къ выводу, что лѣвая идеологія — это мутировавшее христіанство, въ которомъ христіанскія цѣнности проявлены сквозь призму безбожія. Это такъ, но такъ лишь отчасти. Лѣвая идеологія — это не просто обветшавшій Соборъ, захваченный подхватившими христіанскіе лозунги лѣвыми карьеристами. Созерцая происходящія метаморфозы современности, невозможно отдѣлаться отъ ощущенія, что въ старомъ Соборѣ разворачиваются кольца чего-то, что къ христіанству прямого отношенія не имѣетъ, но живетъ и слѣдуетъ по законамъ, которые изъ него выводимы съ с трудомъ. И развитіемъ чего же тогда является лѣвая идея?

Чтобы отвѣтить на этотъ вопросъ, намъ слѣдуетъ вспомнить о такомъ мыслителѣ, какъ Эрикъ Фёгелинъ.

Эрикъ Фёгелинъ

Эрикъ Германъ Вильгельмъ Фёгелинъ родился въ 1901 году, а въ 1910 переѣхалъ вмѣстѣ съ родителями въ Вѣну, гдѣ и получилъ образованіе. Въ 1938-омъ, когда войска Манихейскаго Рейха заняли Австрію, онъ мигрировалъ въ С.Ш.А. Подобно многимъ интеллектуаламъ того времени, такимъ какъ Ортега-и-Гассетъ, Эрикъ Кюнелтъ-Леддинъ, Рене Генонъ, Юлиусъ Эвола и другіе, онъ на своёмъ опытѣ видѣлъ стремительную трансформацію, происходящую съ міромъ, и пытался понять, чѣмъ же является современность. И его отвѣтъ слѣдующій, данный имъ въ «Новой политической наукѣ» (1952): сутью современности является гностицизмъ.

Процессъ этотъ, конечно, не-бинарный. Не было такъ, что на дворѣ царила чинная традиціонность, а потомъ, вдругъ, разъ — и на каждомъ углу отъ гностиковъ не продохнуть. Нѣтъ, развитіе и усиленіе гностической идеи было плавнымъ, и оно проявлялось не только въ появленіи гностическихъ ересей, явно противостоящихъ традиціонному христіанству (такихъ какъ катары), но и усиленію гностическихъ тенденцій внутри самой Церкви. Такой ключевой гностической манифестаціей стало ученіе Іоахима Флорскаго о томъ, что человѣческая исторія состоитъ изъ трехъ эпохъ: ветхозавѣтной эпохи Отца, новозавѣтной эпохи Сына и третьей — окончательной эпохи Духа, которая должна была наступить в 1260-мъ году, и въ результатѣ на Землѣ должно было установиться благое монашеское царство. Этого не произошло: христіанскій организмъ въ то время былъ ещё достаточно крѣпокъ, и католическіе фагоциты, обнаруживъ пробудившуюся активность гностическаго штамма, нейтрализовали движенія, образованныя вокругъ этого ученія, однако сами эти идеи стали фундаментомъ для множества хиліастическихъ и милленарныхъ движеній, жаждущихъ «имманентизировать эсхатонъ» — иначе говоря, ускорить построеніе Царствія Небеснаго на Землѣ и реализовать это силами человѣка, коль скоро самъ Богъ не торопится это дѣлать.

Слѣдующія событія, такія, какъ Реформація, Французская революція, европейскія въ началѣ XX вѣка — это были все новые и новые спазмы, вызываемые ростомъ гностическаго червя въ тѣлѣ христіанской религіи, стремящагося освободиться отъ ея оковъ. И это окончательное освобожденіе произошло въ ходѣ Второй міровой войны. Побѣдители Манихейскаго Рейха сами стали манихейскими драконами.

Тезисъ Эрика Фёгелина о томъ, что суть современности — это усиленіе гностицизма, позволяетъ намъ объяснить многіе аспекты «модерна» и «постмодерна», которые едва ли можно объяснить объяснить съ помощью концепціи «ветшающаго христіанства».

Почему, напримѣръ, утверждается, что мигранты, особенно малообразованные мужчины изъ бѣдныхъ мусульманскихъ странъ, — это безусловное добро и ихъ нужно какъ можно больше, хотя результаты подобнаго импорта говорятъ намъ совершенно обратное: особенно въ свѣтѣ того, что поведеніе, демонстрируемое ими, далеко отъ евангельскаго? Но все встанетъ на свои мѣста, если мы вспомнимъ о роли концепціи Другого въ гностицизмѣ, гдѣ этотъ мотивъ играетъ центральную роль. Къ заснувшему въ матеріальномъ мірѣ приходитъ посланникъ Иного Бога изъ Міра Истиннаго. Онъ носитъ иную одежду, говорить чудными словами и будетъ совершенно чуждъ привычному міру. Эта встрѣча съ Другимъ пробуждаетъ подзаснувшего гностика, поэтому для него Другой – это безусловное добро, и мигрантъ, если тотъ отличается въ достаточной мѣрѣ, становится манифестаціей этого гностическаго архетипа. Отсюда намъ становится понятной и вообще вся эта странная фиксація на «Другомъ» въ современной философіи и психологіи, которая развиваетъ и адаптируетъ старинныя манихейскiе идеи.

Почему, съ одной стороны, лѣвые-матеріалисты признаютъ теорію эволюціи, а съ другой, сочетаютъ это съ деклараціей равенства людей, преслѣдуютъ біологовъ и въ цѣломъ не склонны къ выработкѣ философіи, базирующейся на дарвинистическихъ принципахъ? Гностики, съ одной стороны, были матеріалистами похлеще многихъ: они не просто признавали существованіе матеріи, для нихъ она являлась свинцовой тюрьмой, въ заточеніи которой они находились. Съ другой стороны, они считали, что въ человѣкѣ — по крайней мѣрѣ, въ человѣкѣ-гностикѣ, — находится искра ихъ Иного Бога, посланниками котораго они являются, и ихъ долгъ — эту матерію саботировать. Въ силу этого, лѣвые приняли теорію Дарвина только въ той мѣрѣ, въ которой она позволила вооружить ихъ идеологическимъ орудіемъ противъ Бога-Творца. До конца лѣвые не могли и не могутъ её принять, и это касается (въ томъ числѣ) какъ поклонниковъ Манихейскаго Рейха, такъ и любителей Гностическаго Союза.

Почему зелёные радикалы ставятъ животныхъ выше человѣка — и не вальяжныхъ котиковъ, что было бы вполнѣ понятно, а всѣхъ животныхъ вообще — какъ классъ? Они что, сумасшедшіе? Нѣтъ. Они манихейцы. Въ манихейской космологіи животныя возникли из-за ошибки Свѣтлыхъ силъ, допущенной при операціи вызволенія Свѣта изъ Царства тьмы, въ то время какъ человѣкъ — это изначальное орудіе тьмы, созданное Тёмнымъ повелителемъ. Нѣтъ и какого-то особеннаго нелогичнаго безумія въ томъ, что зелёные хотятъ уничтожить мясную индустрію, обрекая на смерть милліоны одомашненныхъ животныхъ: коровъ, овецъ и такъ далѣе. Да, ихъ плоть умрётъ, но Свѣтъ, не найдя воплощенія въ новыхъ коровахъ и овцахъ, вернётся въ свое Царство.

Получаетъ и свое объясненіе удивительная ненависть къ евреямъ и еврейской религіи въ Манихейскомъ Рейхѣ и Гностическомъ Союзѣ. Нѣкоторый уровень антисемитизма въ христіанской культурѣ — это явленіе ожидаемое. На опредѣлённомъ историческомъ этапѣ между іудаизмомъ и христіанствомъ было миссіонерское соперничество. Къ этому добавляется нѣкоторая «обида» со стороны христіанъ за то, что евреи не приняли Іисуса какъ Мессію. Однако кровожадное желаніе истребить всё и вся еврейское христіанству несвойственно — всё-таки, и та, и другая религія имѣютъ одинъ фундаментъ. Это желаніе гностическое. Въ евреѣ гностикъ видитъ служителя Бога-Творца, столь ему ненавистнаго, и истребленіе служителей Бога для него становится очевиднымъ шагомъ.

И такъ получаютъ свое объясненіе многія особенности современности — если разсматривать её черезъ линзу гностицизма. Она, конечно, безумна, но это безуміе имѣетъ свою логику и свое устремленіе. Постмодернизмъ — это не хаосъ, и не «утрата смысловъ». Постмодернизмъ — это міръ побѣдившаго гностицизма.

XCOM 2.

Возможно, что создатели XCOM 2 и не ставили передъ собой цѣль аллегорическимъ образомъ показать въ своей игрѣ положеніе традиціоналиста и реакціонера въ мірѣ побѣдившаго гностицизма. Возможно, что проектъ элдаровъ «Аватаръ» и серрановскiй «Послѣдній Аватаръ» — не болѣе, чѣмъ занятное совпаденіе.

Но именно это въ ней и показано. Мы оказались въ мірѣ, гдѣ побѣда надъ Манихейскимъ Рейхомъ и Гностическимъ Союзомъ была всего лишь симуляціей. Въ итогѣ, всё равно побѣдили иноміряне, посланники Иного Бога, и ADVENT, организація ихъ ставленниковъ правитъ царями земными.

Въ какую часть міра мы бы не обратили нашъ взоръ, всюду мы видимъ, какъ теріоморфные воины «Адвента» подъ сладкоголосыя рѣчи лѣвыхъ профессоровъ о равенствѣ и улюлюканье лѣвыхъ журналистовъ ведутъ наступленіе на послѣдніе оплоты и бастіоны Традиціи и традицій, и день за днемъ, одинъ за другимъ падаетъ оплотъ за оплотомъ и бастіонъ за бастіономъ.

Но война еще не окончена. Настоящая война еще не началась. Насъ ждётъ летающій корабль «Avenger», и гдѣ-то въ Сопротивленіи ждутъ Жнецы, Храмовники и Заступники. Ждутъ, когда мы объявимъ о томъ, что флаги давно несуществующихъ имперій снова подняты, и о томъ, что Семь и Двѣнадцать снова наводятъ ужасъ на манихеевъ.

Welcome back, Commander.

Храмовникъ, Заступникъ и Жнецъ

Дополнительная литература.

Подробнѣе объ анализѣ современности Эрикомъ Фёгелиномъ какъ гностическомъ феноменѣ можно прочитать въ его книгѣ «The New Science of Politics. An Introduction».

Относительно гностицизма есть замѣчательная книга Ганса Іонаса, которая такъ и называется — «Гностицизмъ».

О Третьемъ Рейхѣ, какъ о гностико-манихейскомъ государствѣ, можно прочитать въ книгахъ Мигеля Серрано съ точки зрѣнія его симпатизанта и въ «Hitler et la tradition cathare» (Jean-Michel Angebert) – съ точки зрѣнія академическаго изслѣдователя.

О серіи игръ XCOM лучше всего разскажетъ соотвѣтствующая вики.

fantasov/xcom