Дональд Трамп — хороший президент

перспектива одного иностранца

Мишель Уэльбэк

Оригинал статьи опубликован в январском выпуске Harper's Magazine.

Говоря абсолютно искренне: мне очень нравятся американцы. Я встречал много замечательных людей в Соединённых Штатах, и я сопереживаю стыду, который многие американцы (а не только «нью-йорские интеллектуалы») чувствуют, имея лидером столь чудовищного клоуна.

Но я всё же должен попросить — и я знаю, что эта просьба не будет простой для вас — чтобы вы ненадолго попробовали смотреть на вещи с не-американской точки зрения. Я не имею в виду «с французской точки зрения» — это было бы слишком; давайте скажем так: «с точки зрения остального мира».

Иллюстрация Рикардо Мартинеза

Моего мнения по поводу избрания Трампа спрашивали не раз. Я всегда отвечал, что мне плевать. Франция — не Вайоминг и не Арканзас. Франция — более-менее независимая страна, которая станет полностью независимой снова, когда Европейский союз будет распущен (чем раньше, тем лучше).

США более не являются мировым гегемоном. Они были им очень долго, на протяжении почти всего XX века. Но не теперь.

США остаются мировой державой. Одной из нескольких.

Это не является обязательно плохой новостью для американцев.

Это очень хорошая новость для остального мира.

Я немного преувеличиваю. У нас всех есть бессрочное обязательство — проявлять хоть толику интереса к американской политической жизни. Соединённые Штаты остаются сильнейшей в мире военной державой — которой, к сожалению, ещё только предстоит нарушить традицию вторжения в другие страны.
Я не историк, и не знаю многого про историю древнего мира: например, я не могу сказать, кто более повинен в печальной вьетнамской авантюре — Джонсон или Кеннеди.
Но у меня есть впечатление, что прошло очень много времени с того момента, когда Соединённые Штаты последний раз побеждали в войне, и на протяжении как минимум пятидесяти лет их военные вторжения в другие страны — известные всем и засекреченные — были не чем иным, как чередой позоров, находивших свой закономерный итог в поражениях.

Давайте вернёмся к последней морально безупречной и успешной в военном плане интервенции Соединённых Штатов — их участию во Второй Мировой войне. Что бы случилось, если бы Штаты воздержались от вступления в войну (печальная альтернативная история)? Без сомнений, судьба Азии сложилась бы совсем иначе. Судьба Европы тоже, но, наверное, в меньшей степени. В любом случае, Гитлер бы точно так же проиграл. Наиболее вероятно то, что армия Сталина дошла бы до Шербура. Некоторые европейские страны, [в нашей реальности] спасённые от испытания коммунизмом, пострадали бы от него.

Малоприятный сценарий, соглашусь — но короткий. Через 40 лет Советский Союз бы распался — точно так же — просто потому, что в его основе была неэффективная и фальшивая идеология. Вне зависимости от условий, в любой культуре — ни в одной стране мира, в которой был установлен коммунизм, он не смог просуществовать даже века.

У народов не очень хорошая память. Сегодняшние венгры, поляки, чехи — действительно ли они помнят, что были коммунистами? Отличается ли их представление о том, что поставлено на карту в Европе, от западноевропейской точки зрения? Маловероятно. Ошибкой было бы полагать, что — одолжим ненадолго язык у левоцентристов — «рак популизма» локализован в странах Вышеградской четвёрки. Аргументы абсолютно одинаковы что в Польше, что в Австрии, Италии или Швеции. Одна из констант долгой истории Европы — борьба с исламом, и сейчас эта борьба просто вернулась на первый план.

Я читал об отвратительных действиях ЦРУ в Никарагуа и Чили только в романах (практически эксклюзивно американских), и потому не могу делать никаких окончательных обвинений. Первые американские войны, которые я могу действительно вспомнить — это войны Бушей, в особенности младшего. Франция отказалась присоединиться к нему в его войне против Ирака — войне, которая была в одинаковых пропорциях аморальна и глупа. Франция была права, и моё удовольствие в подчёркивании этого тем более велико, потому что Франция редко была права с… скажем, со времён де Голля.

Огромный прогресс был достигнут во времена Обамы. Возможно, он был награжден Нобелевской премией мира слишком рано; но насколько я могу судить, он полностью заслужил её позже, в день, когда отказался поддержать Франсуа Олланда с его планом атаки Сирии. Попытки Обамы в области «расового примирения» были менее успешны; и я слишком плохо знаю вашу страну, чтобы понять точную причину; всё, что я могу — сожалеть о факте. Но, по крайней мере, Обаму можно поздравить с тем, что он не добавил Сирию в длинный список мусульманских стран (Афганистан, Ирак, Ливия и другие, уж и подавно мной забытые), в которых Запад совершал свои зверства.

Трамп продолжает и расширяет вывод войск, начатый Обамой; это очень хорошая новость для остального мира.

Американцы отстали от нас.

Американцы позволяют нам существовать.

Американцы перестали пытаться распространить демократию во все уголки земного шара. Кстати, что за демократию? «Голосование раз в четыре года, чтобы избрать главу государства» — это демократия? По моему мнению, в мире есть только одна (не две) страна, которая наслаждается частично демократическими институтами. И эта страна — не Соединённые Штаты Америки; это Швейцария. Страна, также известная своим — заслуживающим похвалы — нейтралитетом.

Американцы больше не готовы умирать за свободу прессы. Кстати, что за «свобода прессы»? С тех самых пор, когда мне было 12 лет, я наблюдаю как диапазон допустимых в прессе мнений неуклонно сужается (я пишу это вскоре после начала кампании против известно антилиберального писателя Эрика Земмура).

Американцы всё больше и больше полагаются на беспилотники, которые позволили бы им — если бы они знали, как использовать это оружие — уменьшить число жертв среди гражданских. Но факт состоит в том, что американцы неспособны и всегда — практически с самого начала существования авиации — были неспособны к проведению нормальных бомбардировок.

Но наиболее выдающийся аспект новой американской политики — это, безусловно, позиция по внешней торговле, Трамп здесь стал глотком свежего воздуха; вы, американцы, действительно сумели избрать президента с корнями оттуда, что называется «гражданским обществом».

Президент Трамп разрывает те пакты и торговые соглашения, подписание которых он считает ошибкой. Он прав; лидеры должны знать как использовать период раздумий — и как отказываться от плохих сделок.

В отличие от неолибералов (фанатичных как коммунисты на своём пути), он не считает глобальный фритрейд альфой и омегой человеческого прогресса. Когда свободная торговля соответствует американским интересам, Трамп поддерживает её; в противном случае он находит старомодные протекционистские меры полностью приемлемыми.

Дональд Трамп был избран для защиты интересов американских рабочих — и он защищает эти интересы. С подобным отношением хотелось бы встречаться чаще во Франции — особенно в течение последних 50 лет.

Трампу не нравится Европейский Союз: он думает, что у нас мало общего — в первую очередь «ценностей»; и я полагаю, что это хорошо, потому что за «ценности»? «Права человека»? Серьёзно? Он предпочёл бы вести переговоры напрямую с отдельными странами, и я уверен, что это было бы предпочтительнее; я не думаю, что сила обязательно исходит от союза. Мы в Европе не имеем ни общего языка, ни общих ценностей, ни общих интересов; одним словом, «Европы» не существует, и она никогда не будет представять из себя единый народ и не поддержит возможную демократию (см. этимологию этого термина), просто потому что Европа не хочет быть единым народом. «Европа» — это просто глупая идея, которая постепенно превратилась в кошмарный сон, и рано или поздно мы проснёмся. И в своих надеждах на «Соединённые Штаты Европы», очевидной отсылке к США, Виктор Гюго только дал мне очередное доказательство своей напыщенности и глупости. Всегда доставляет удовольствие критиковать Гюго.

Вполне логично, что Трамп был доволен Брекситом. Вполне логично, что я тоже: моим единственным сожалением было то, что британцы снова показали себя более отважными перед лицом Империи, чем мы. Британцы действуют мне на нервы, но нельзя отрицать их мужество.

Трамп не считает Путина недостойным для переговоров (как и я). Хоть я и не верю, что России предназначена роль путеводной звезды для человечества — моё восхищение Достоевским не заходит так далеко — но я всё же восхищаюсь стойкостью Православия на своей территории. Я думаю, что католицизму следовало бы черпать вдохновение оттуда, и верю, что «экуменический диалог» может быть с пользой ограничен до диалога с Православной церковью (христианство не только «религия Книги», но ещё — и, наверное, прежде всего — религия Воплощения). Мне больно осознавать, что Великий раскол 1054 года стал началом конца для христианской Европы; с другой стороны, я уверен, что конца можно избежать ровно до того момента, когда он окончательно наступит.

Кажется, президент Трамп даже сумел укротить северокорейского безумца. Полагаю, этот подвиг можно назвать высококлассным.

Вроде бы недавно президент Трамп заявил «Вы знаете кто я? Я националист!». Я тоже, безусловно. Националисты могут разговаривать друг с другом; с интернационалистами, что достаточно странно, разговоры не работают так хорошо.

Франция должна выйти из НАТО, но, может быть, такой шаг станет бессмысленным, если нехваток финансирования заставит НАТО исчезнуть само по себе. Это будет значить, что в мире теперь на одну причину вольноваться меньше — и на одну причину петь дифирамбы Трампу больше.

Таким образом, Трамп кажется мне одним из лучших американских президентов — из тех, что я видел.

На личном уровне, он, конечно, довольно неприятен. То, что он спал с порноактрисой, — кому не плевать?, но потешаться над людьми с ограниченными возможностями — это отвратительное поведение. С аналогичной повесткой, настоящий христанский консерватор — то есть, достойный и нравственный человек, — был бы лучшим выбором для Америки.

Может быть, это случится в следующий раз. Или на послеследующий, если вы настаиваете на том, чтобы оставить Трампа. Через 6 лет Тед Круз будет по-прежнему сравнительно молод, и, конечно, в Америке есть и другие выдающиеся христианские консерваторы. Вы станете чуть менее состязательными, но заново научитесь получать радость от жизни в границах своей великолепной страны, практикуя честность и добродетель. (Со случаями супружеской неверности. Никто не идеален, насчёт этого вам нужно расслабиться. Даже в лучших американских триллерах есть сцены супружеского раскаяния, которые сложно вынести — особенно, когда вмешиваются дети. Я не хочу играть «распутного француза», персонажа, которого я так ненавижу, — просто призываю поддерживать минимальный уровень лицемерия, без которого невозможна никакая жизнь в человеческом обществе.)

Вы будете экспортировать какие-то продукты (незаменимые бренды: Marshall, Klipsch, Jack Daniel's). Вы будете импортировать другие (у нас во Франции тоже есть всякое на продажу). В итоге это, скорее всего, будет совсем немного — как в объёме торговли, так и в валюте. Снижение объёмов международной торговли — желаемая цель, которая может быть достигнута в короткие сроки.

Различные протестные действия могли бы ускорить процесс. Ущерб от них мог бы быть сведён к имуществу без особого труда. Команда любого сухогруза невелика; в случае атаки будет очень просто предупредить капитана и эвакуировать её, избежав конфликта.

Ваш мессианский милитаризм полностью улетучится: мир только вздохнёт с облегчением.

Кремниевой Долине и (в меньшей степени) Голливуду придётся справляться с появлением серьёзной конкуренции; но они удержатся за ключевые сектора рынка.

Китай снизит свои чрезмерные амбиции. Этого будет достичь сложнее всего, но в конце концов Китай умерит пыл, и Индия сделает то же самое. Китай никогда не был глобальной империалистической державой, как и Индия — в отличие от США, их военные цели — региональные. Экономические же, действительно, глобальны. Им предстоит совершить свой реванш, и они совершают его прямо сейчас, что, конечно, является причиной для некоторого беспокойства, и Дональд Трамп прав в том, что не позволяет собой помыкать. Но, в конце концов, их состязательность и темпы роста стихнут.

И всё это произойдёт в течение одной человеческой жизни.

Вам нужно привыкнуть к одной идее, дорогой американский народ: в конечном счёте, возможно, именно Дональд Трамп — необходимое для вас испытание.

И вас всегда будут рады видеть как туристов.