Чёрные формы, автономные ячейки: Дмитрий Бобров о первой волне русского национализма (часть 1)

Этот текст — ответ на наш «призыв к оружию» и публикуется с минимальными изменениями. Если вы хотите поучаствовать в дискуссии, вы всегда можете прислать нам свою заметку с ответом на эту или любую другую статью через форму для авторов. Позиция редакции «Вандеи» может не совпадать с мнением автора.


Прочитав на сайте «Вандеи» список тем, по которым было предложено писать и присылать статьи, я обратил внимание на последний пункт — «Критика неэффективных стратегий и механизмов националистов прошлой волны».

Мне подумалось, что критика прошлого, безусловно, важна, но почему бы кроме очевидных ошибок не зафиксировать также и успехи национального движения, рассмотреть их и подвергнуть всестороннему анализу? Ведь помимо неудач были и эффективные действия, привлёкшие к идеям и движению националистов десятки тысяч людей, была масса локальных побед и интересных проектов. Так появился на свет этот текст.


У молодёжи всегда велик соблазн объявить старое движение в принципе неэффективным, аргументируя это тем, что раз оно в конечном итоге проиграло, а не победило, то и об эффективности говорить не приходится. Руководствуясь такой логикой, нужно все исторические исследования посвятить победе германских национал-социалистов как примеру удачливой и эффективной стратегии прихода националистов к власти. Однако триумф 1933 ещё не снимает многих совершённых ими фатальных ошибок, да и исторические условия в которых они находились, по-своему уникальны и неповторимы.

Поэтому я пишу об эффективности конкретных действий в конкретный момент времени, то есть о таких действиях, которые благоприятным образом отразились на организации или движении, привлекли к ним новых сторонников, известность, финансы, позволили выйти на новую ступень развития. Попытаюсь с этой целью рассмотреть ряд организаций националистов в постсоветском периоде, помня о том, что в каждом отдельном случае успех или неудача во многом зависели от исторического контекста и общих внешних условий.


Начать данное небольшое историческое исследование следует, вероятно, с общества «Память», возникшего ещё в советское время, но существовавшего и в 90-е и даже в 00-е годы. Это была русская православно-монархическая организация, отмеченная ориентацией на дореволюционную Россию и крайним консерватизмом. Вспомнить какие-то яркие высокоэффективные действия «Памяти» не удаётся, но, тем не менее, она вобрала в себя огромное число людей, включая будущих руководителей основных националистических движений последующих двадцати лет – РНЕ и ДПНИ. Также её представителем выступал, например, и небезызвестный философ Александр Дугин, впоследствии один из создателей НБП, ведущий идеолог «Единой России» и профессор МГУ.

Думается, что в условиях советского идеологического вакуума само существование организации с взглядами отличными до противоположности от официальных уже само по себе являлось фактором успеха. В тех условиях эффективность организации достигалась самим позиционированием в качестве представителей русских.


Русское Национальное Единство (РНЕ), основанное бывшим участником «Памяти» Александром Баркашовым, было первой крупной организацией русских националистов в постсоветской России. Во второй половине 90-х годов отделения баркашовцев существовали практически во всех русских городах страны, но также были и в малых населённых пунктах. На пике численность РНЕ оценивалась в 300 000 соратников и сподвижников (кандидатов) и 1000 отделений. РНЕ позиционировало себя как движение национально-социалистического толка, имело военизированную форму и символику в виде стилизованной свастики, использовало «римский салют» вместе с лозунгом харбинских русских фашистов «Слава России!», впоследствии используемым Путиным.

О какой-либо осмыслённой стратегии действий и здесь говорить не приходилось, ибо основная деятельность РНЕ заключалась в расклеивании листовок и в строевой подготовке, но есть два ключевых момента, связанные с РНЕ, которые необходимо озвучить. Во-первых, Баркашов сформулировал основы идеологии русского национализма. Он написал ряд статей, изданных в 1994 году отдельным сборником под название «Азбука русского национализма». Несмотря на несовершенство текста, «Азбука» включала в себе основные ключевые идеи (до сих пор являющиеся важными элементами националистического дискурса), как правило, выделяемые в книге прописными буквами: Русское Государство, Русская Нация, Национальная Идеология, Русские Национальные Интересы, Национальный Идеал и т.д. В книге содержался геополитический, исторический и этнополитический анализ ситуации в России, подробно рассматривалось существовавшее в то время национальное движение, выявлялись его ошибки и недостатки, предлагались новые формы самоорганизации русских, затрагивались вопросы построение русского национального государства, возвращения русским их исторического места в государстве и в мире, формирования понятной и привлекательной для широких масс русской идеологии и др. Фактически Баркашов смог заложить фундаментальные основы массового русского национализма, чего до него ещё никому не удавалось, и многие соратники РНЕ, даже в дальнейшем покинувшие по тем или иным причинам организацию, всё равно оставались русскими националистами и продолжали деятельность в других структурах.

В этом, на мой взгляд, одна из причин успеха РНЕ в 90-е. Они обладали относительно стройной прописанной идеологической системой, объяснявшей актуальные и исторические события, механизмы политических процессов, способной мотивировать людей.

Во-вторых, следует обратить внимание на взлёт баркашовского движения после событий октября 1993 года. До участия в конфликте между президентом и Верховным Советом РНЕ было немногочисленной и малоизвестной группой. Всё изменил октябрь 1993. Тогда группа соратников РНЕ в количестве примерно ста человек примкнула к защитникам Дома Советов, что было использовано официальными СМИ для дискредитации и последующего оправдания жестокого разгона протестующих. Тогда все основные каналы заполнили репортажи с марширующими колоннами одетых в чёрную форму молодчиков, синхронно зигующих под красными флагами со свастикой. Известно, что число баркашовцев относительно числа защитников Белого Дома было невелико, а их участие в событиях незначительно, однако пропаганда рисовала образ противников Ельцина как «фашистов» и баркашовцы тут оказались очень кстати. Очевидно, предполагалось, что россияне, увидев чернорубашечников Баркашова, воспылают к ним ненавистью и сплотятся против фашизма вокруг президента. Однако вышло совсем наоборот – узнав из телевидения об РНЕ, россияне стали массово вступать в движение. 

Объяснение данного феномена находится в плоскости социальной психологии. Во времена глубоких социальных катаклизмов, революций и исторических переломов, когда перестают действовать нормы считавшегося в прошлом одобряемым поведения, многократно увеличивается внушаемость людей, их способность воспринимать новые идеи. Старые системы ценностей и идеалов теряют господствующие позиции, возникают предпосылки для стремительного развития новых политических движений и религиозных групп. Это объясняет, почему многие тысячи россиян, включая большое число бывших военных, моряков, сотрудников спецслужб, ветеранов войны в Афганистане и т. д., с детства находившихся под плотным воздействием советской антифашистской пропаганды, в 90-е годы сочли для себя возможным стать участниками организации, обладавшей символикой и внешними атрибутами до степени смешения схожими с символикой Третьего рейха.

Кроме того, следует учесть степень недоверия жителей страны к официальным СМИ и к государственной власти, существовавшую в то время. Недавно, после утверждения пенсионной реформы, социологи зафиксировали резкое падение рейтингов Путина. То есть, грабительские действия режима по отношению к гражданам увеличивают уровень недоверия к нему среди населения. В 90-е же годы россияне испытали на себе негативные результаты государственной политики, во много раз превышающие негатив, исходящий от нынешнего повышения пенсионного возраста. Достаточно вспомнить обесценивание банковских вкладов абсолютно всех россиян, «павловскую» денежную реформу, когда люди потеряли денежные накопления, находившиеся на руках, развал предприятий и тотальную безработицу, внезапно охватившую страну, где прежде такого понятия вообще не существовало, разгул этнических преступных группировок, безнаказанно занимающихся беспределом и преступным обогащением на фоне обнищания основной массы русских, гиперинфляцию и т. д. В тех условиях доверие к телевидению было в корне подорвано и любая официальная пропаганда большинством населения рассматривалась как заведомая ложь. Показав РНЕ «ужасными фашистами», официальные СМИ не добились успеха: напротив, кампания против движения только улучшила его репутацию в глазах россиян.

Нужно обратить внимание и на грамотные действия самих баркашовцев, максимально использовавших эффект от чёрного пиара правительственных СМИ. На волне интереса к движению, ими многомиллионным тиражом (тогда не было интернета, и печатные издания являлись основным источником независимой информации) был издан большой спецвыпуск газеты «Русский порядок» с основной информацией о движении, который раздавался бесплатно (это было совершенно нехарактерно для печати прошлого, издававшейся за счёт продаж старых номеров). Таким образом, большое число граждан, узнавших о РНЕ из телерепортажей, получило доступ к информационным материалам самого движения. Всё вместе это вызвало его взрывообразный рост.

Касательно самого участия националистов в конституционном конфликте между двумя ветвями российской власти в 1993 году, безотносительно отношения к сути конфликта, нужно выделить активную позицию РНЕ. И тогда, и сейчас есть разные мнения о том, кто и почему устроил то противостояние, завершившееся кровавой бойней. Кто-то называет Верховный Совет коммунистическим, хотя там были различные фракции, в том числе и националистическая «Россия» (лидер С. Бабурин), а членов КПРФ на март 1993-го среди депутатов было не более 8%. Но для подъёма и роста РНЕ решающим оказалось само участие в раздоре, причём участие на стороне оказавшейся побеждённой. Хотя Верховный Совет и был разгромлен, баркашовцы показали свою решимость к силовым действиям и к жертвенности (несколько соратников РНЕ погибли в «Белом Доме»), создав культ, подобный культу путча 1923 года у германских национал-социалистов. Теперь они получили право говорить, что являются не политическими болтунами, но готовы к вооружённой борьбе за национальные интересы. Они обосновывали своё участие тем, что это было «поле чести», назначенное врагом, что они не выступали ни против Ельцина, ни за Верховный Совет, а только против врага, с 1917 года попирающего русскую землю, измывающегося над Русью и унижающего русского национальное достоинство.

Здесь можно провести параллель с ситуацией 2014 года, когда националисты разделились в своём отношении к событиям на Донбассе. Те, кто каким-либо причинам заняли нейтральную или отрицательную позицию по отношению к антиукраинскому восстанию, оказались вне актуальной общественно-политической повестки. Те же, кто принял активное участие в конфликте, на какой-то момент получили мощный толчок в развитии, приток участников, большие ресурсы, известность.

Русское Национальное Единство в 1990-е годы получило огромный материальный и человеческий ресурс, но не сумело им эффективно воспользоваться вследствие отсутствия реалистичной и действенной политической стратегии. Получив ресурс, РНЕ полностью истратило его в течение последующего десятилетия, уйдя со сцены вместе со многими другими националистическими группами.

По моему мнению, провалы и ошибки русского движения после распада СССР были вызваны в первую очередь отсутствием политического опыта и политической культуры на постсоветском пространстве. Только постепенно опыт и культура накапливались у националистов и появлялись более эффективные проекты.


Примером крупной националистической организации, применявшей эффективные стратегии продвижения, является Движение Против Нелегальной Иммиграции (ДПНИ), возникшее в 2002 году (признано экстремистской организацией и запрещено в РФ в 2011).

Во-вторых, ДПНИ, по-видимому, первым стало делать упор на конкретных ситуациях нарушения прав русских, используя громкие дела для увеличения собственной узнаваемости. Это была настоящая политическая технология — участие в резонансных делах для завоевания общественных симпатий.

У ДПНИ было две особенности. Во-первых, это формат движения, которое можно было считать в равной степени и националистическим (по факту) и гражданским (по форме). Объединение осуществлялось вокруг важной остросоциальной проблемы нелегальной иммиграции, тем самым расширяя свою аудиторию за узкие рамки сторонников национализма.

Например, когда в карельском городе Кондопога после убийства чеченцами двух местных жителей в 2002 году разгорелся межнациональный конфликт, то туда немедленно выехала группа представителей ДПНИ во главе с Александром Поткиным (Беловым), против которого было моментально возбуждено уголовное дело по 282 статье УК РФ. А на сайте ДПНИ была организована бегущая лента новостей из Кондопоги.

Важное значение имело участие ДПНИ в защите Александры Иванниковой, которую судили в 2003-2005 годах за убийство водителя-кавказца, пытавшегося её изнасиловать. В частности, Александр Белов публично вручил ей денежную премию «за смелость» — большой пакет с пачками купюр. Кроме того проводились митинги в поддержку Иванниковой, велась целая общественная кампания. В результате женщину оправдали и сняли с неё все обвинения.

По сути, русский национализм как идеология защиты русских в лице ДПНИ начал реализовывался в практической плоскости. Если националисты РНЕ исповедовали национализм, ставящий глобальные теоретические цели, вроде создания русского национального государства, а на практике проявляли нулевую общественную активность (кроме расклейки листовок), то националисты ДПНИ вели большую работу по заявленной теме – собирали и распространяли информацию по этнической преступности, проводили народные сходы, инициировали обращения в государственные органы.

Говоря обо всём постсоветском националистическом движении в целом, можно утверждать, что большая эффективность действий достигалась именно тогда, когда группы обращались к реальным проблемам людей, вместо затрагивания отвлечённых политических вопросов. Группы националистов, функционирующие в режиме гражданского общества — объединений для защиты конкретных прав и интересов граждан, быстро обрастали социальными связями и получали повышенное внимание СМИ. В особенности это относится к народным сходам, организованным националистами, в связи с громкими преступлениями иммигрантов, а также к сходам на местах строительства мечетей.

Продолжение следует.

Поблагодарить Дмитрия за статью и проспонсировать скорейшее продолжение серии вы можете, сделав пожертвование:
карта: 5336 6900 6767 1067
BTC: 1pwVVxjbYJvMS9XkQaRat4azEFG2pfqAp
ETH: 0xed5f34b51a731f4e2f495c9c8a7d930baf9fcbf1

Автор: Дмитрий Бобров

5
Оставить комментарий

avatar
5 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
5 Авторы комментариев
Лев ТрапезниковВячеславОйгенЛегатАЛЕКСИЙ ТРЕТИЙ Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Лев Трапезников
Гость
Лев Трапезников

Спасибо. Жду продолжения статьи, все очень интересно.

Вячеслав
Гость
Вячеслав

В принципе, все изложенное — лишь повторение уже известных тезисов. Никакой Америки автор не открыл.

Ойген
Гость
Ойген

Кондопога в 2006 была только,а не 2002, если речь о резонансном случае.
В любом случае экскурс в историю нужен.

Легат
Гость
Легат

Спасибо Шульцу, ждём продолжения. Хочется больше выводов, чем истории

АЛЕКСИЙ ТРЕТИЙ
Гость
АЛЕКСИЙ ТРЕТИЙ

Cлабенько , но от Шульца ожидать чего-то серьёзного не приходится, увы